Анатоль, Габриель, Каролина,Бертран

Слева поднимается занавес, за ним оказывается сад.

Каролина приводит Анатоля к стулу, который стоит напротив стола судьи. Анатоль с любопытством ос- матривается.

Каролина:

Садитесь. Не волнуйтесь. Все будет хорошо...

Анатоль:

А где профессор Аджемян?

Каролина садится за свой стол.

Габриель:

Вы что, ему не сказали?..

Каролина:

Мне не хватило духу.

Анатоль:

Что такое? Я чего-то не знаю? Возникли какие-то осложнения?

Бертран (обращаясь к Каролине):

Ты как всегда в своем репертуаре. Избегаешь ответственности. (Обращаясь к Габриель.) Забыл вас предупредить... Это моя бывшая жена.

Каролина, поморщившись, кивает.

Каролина:

Это мой бывший муж.

Габриель:

Тем не менее, согласно правилам, клиент должен быть пре-ду-преж-ден.

Анатоль:

Да о чем вы говорите?

Бертран:

Господин Пишон, позвольте я объясню.

Так вот, на закате жизни наступает некий роковой и в некотором роде неизбежный момент, когда понимаешь, что пора покинуть сцену.

Анатоль:

Да в чем дело, в конце концов? И где профессор Аджемян?

Каролина (обращаясь к Бертрану и Габриель).

Позвольте мне... (Обращаясь к Анатолю.) Дело в том, что та самая операция... Ваша операция... Э-э... Как бы это сказать... М-м... Ну... Вы же не будете спорить, что удача порой бывает очень переменчива?

Анатоль:???

Габриель:

Послушайте, господин Пишон. Вы.. УМЕРЛИ.

Тишина. Каролина смущенно ерзает на стуле. Габриель удивлена резкостью Бертрана и тоже немного смущена его грубостью.

Анатоль (разражается смехом):

Ох! Я чуть не поверил!..

Все трое смотрят на него.

Каролина:

Мне очень жаль.

Бертран (обращаясь к Габриель и Каролине):

Ну, с этим, по крайней мере, разобрались.

Анатоль (уверенно):

Я вам не верю.

Все трое смотрят на него. На лицах у них написано: «очень жаль, но ничего не поделаешь». Лицо Ана- толя меняется, отражая разные стадии осознания того, что с ним произошло. Он потрясен.

Анатоль:

Значит, мой сон?..

Каролина:

Это был не сон.

Анатоль (постепенно осознавая происходящее):

Умер?! Как это?!

Каролина:

Со всеми бывает. В этом нет ничего удивительного.

Бертран:

Да еще если курить по три пачки в день. Чему вы удивляетесь?

Анатоль:

Но профессор Аджемян заверил меня, что...

Бертран:

Если вы надеялись на чудо, поставили бы лучше свечку.

Габриель (обращаясь к Каролине и Бертрану):

Приходится признать, что медицина — еще одна разновидность суеверий

Каролина (обращаясь к Анатолю):

Три пачки в день, господин Пишон! Это очень много.

Вокруг смерти поднимают столько шума,

Анатоль:

Я курил ментоловые...

Каролина:

Неважно.

Анатоль:

C двойным фильтром

Каролина:

Никотину на это наплевать.

Анатоль:

Черт.

Бертран:

А ведь на пачках было написано: «Курение убивает».

Каролина (обращаясь к Габриель):

Нет худшего слепца, чем тот, кто не желает видеть.

Бертран хмурится Анатоль:

Так значит, я... умер?

Бертран:

Hy да. Вокруг смерти поднимают столько шума, а на самом деле — ничего особенного.

а на самом деле — НИЧ0ГО ОСОбеННОГО.

Габриель:

Сами увидите. Все равно что войти в холодную воду. Сначала мерзнешь, а потом привыкаешь.

Анатоль (ошарашенно глядя перед собой)׳

О, черт! Я умер!



Каролина:

Да, знаю, поначалу всегда немного странно. Кажется, что это случается только с другими.

Анатоль:

О, черт! Я умер!

Его начинает трясти

Бертран:

Hy да, к этому никто не бывает готов.

Анатоль:

О, черт! Я умер!

Бертран:

Hy да, пока сам это не переживешь, не поймешь. Извините за каламбур.

Анатоль:

О, черт! Я умер!

Каролина (успокаивающе):

Ну-ну, тут есть и свои плюсы. Добро пожаловать в Рай!


0007700978095773.html
0007760862195675.html
    PR.RU™